Перейти к содержанию
 

Диана Арбус: эстетика ужасного

Арт-терапия  – давно и хорошо знакомый прием из арсенала психотерапевтов. Боль, страх, разочарование можно попробовать нарисовать – по мнению специалистов, это прямой путь к освобождению от своих кошмаров. Но, конечно, сами рисунки редко становятся шедеврами. Для этого должно совпасть слишком многое – незаурядный талант, упорство, ну и нечеловеческая душевная боль, конечно. И именно такой случай был в истории фотографии – это грустная повесть о Диане Арбус.

Начать историю хочется даже не с конца, а с постскриптума. В 2006 году на экраны России НЕ вышел фильм «Мех: воображаемый портрет Дианы Арбус» — этакая фантазия на тему биографии Дианы Арбус. Между прочим, главную роль в ней сыграла не кто-нибудь, а Николь Кидман, а роль некоего… эээ… соблазняющего демонического начала – Роберт Дауни-младший. А голливудские мега-звезды абы где не снимаются.

 

Фильм получился, по отзывам критиков, просто превосходный, игра актеров – вдохновенная, сценарий – небанальный и крепко сбитый, и быть бы ему мировым бестселлером если бы… Если бы не сама тема. Уж больно нетипична, непонятна, своеобразна фигура Дианы Арбус. Уж слишком неоднозначно ее творчество – такое отталкивающее и притягательное одновременно. Каталог ее работ, если верить Википедии – один из самых раскупаемых в истории фотографии. А внутри каталога – энциклопедия телесных уродств. Снятая со странной смесью любви, любования, гуманизма и… фанатизма.

 

Душевная боль

Родилась Диана в 1923 году в Нью-Йорке, на Манхэттене, в очень состоятельной семье торговцев мехами (и это еще одна причина, по которой фильму-байопику было дано такое название), естественно – евреи, выходцы из России (правда, уже не в первом поколении). Семья была очень состоятельная, и, как порой бывает в состоятельных семьях – какая-то не очень-то семья. Отец занимался бизнесом, мать – светской жизнью, а детьми занимались няньки – у каждого из троих отпрысков Немеров была персональная бонна. Вся их жизнь была пропитана атмосферой роскоши, гламура, немного – мошенничества (в магазине папы-Немерова на 5-й авеню не брезговали продавать подделки под известные марки).

Не сказать, что детей вообще не любили – по-своему любили. Как только у юной Дианы обнаружилась тяга к изобразительному искусству, к ней тут же приставили дороти Томпсон, иллюстратора компании для персональных занятий. А когда 14-летняя девица влюбилась и возжелала немедленно связать свою жизнь с начинающим актером Аланом Арбусом – благоразумно отослали в загородную школу искусств. Но все-таки, видимо, что-то в семье шло глубоко не так, поскольку дети выросли образованными, самодостаточными, но… очень несчастливыми. Как только Диане исполнилось 18, она тут же выскочила замуж за господина Арбуса – только бы подальше от дома.

Супруги Арбус

Фотография – профессия и любовь

Жизнь молодой семьи была, мягко говоря, непростой. Об актерской карьере супруга (а вскоре и отца) речи уже не шло – он работал продавцом, а потом окончил курсы фотографов. Подсобил тесть – дал первые заказы на модные рекламные съемки. В них все более активно принимала участие и Диана – кстати, первый фотоаппарат ей подарил именно муж, сразу после свадьбы. Это был Graflex, одна из версий легкой репортерской фотокамеры. Супруги быстро стали не просто мужем и женой, но творческими соратниками: Диана отвечала за творческую сторону съемки, Алан – за техническую. Их творческий тандем (и фотостудия, специализирующаяся на рекламе) быстро приобрели популярность: работали они качественно, а, благодаря Диане, еще и оригинально, а это в рекламе едва ли не главное.

Это не Диана, это тоже кадр из фильма «Мех» 🙂 Просто уж очень он сюда подходит 🙂

Но, в то же время, творческую состоятельность Дианы тогда, в пятидесятых, не ценили, не понимали. Какая еще «концепция снимка»? Какая еще «легенда съемки»? Абсолютно привычные и понятные для нас сегодня понятия тогда были совершенно новаторской идеей, которую слабая, с изломанными крыльями Диана просто не могла «пробить» через любящего (действительно любящего) мужа. Для него было все просто – поставил модель на белый фон, щелкнул так, чтобы не было лишних теней и товар был виден «лицом»… Всё отлично!

Неудивительно, что в 1956 году 33-летняя успешная фотограф, жена, мать, хозяйка бросает все и отправляется в опасное и мучительное путешествие длиною в 15 лет – прямиком на дно своей души.

«Я всегда чувствовал, что именно наше расставание сделало её фотографом. Видимо, я не соответствовал её стремлениям. Она была готова идти в бары и в дома к людям. Меня это приводило в ужас», — вспоминал позже Алан Арбус.

Путешествие без обратного билета

Нужно сказать, что тогда, в 1956 году, понятия фотографии, как искусства еще не существовала. Фотошедевры были, но выставлять фотоснимки в художественных галереях, жить с продажи художественных фотографий, было как-то не принято. Так что Диана Арбус, у которой к тому времени уже было какое-никакое имя, стала фоторепортером. Дабы выделиться среди толпы нью-йоркских папарацци она отправилась… в клуб трансвеститов.

Впрочем, есть и другое мнение – что «свою тему» она поймала, увидев запрещенный в 30-х годах и продемонстрированный, наконец, в 60-е фильм «Уродцы» — о жизни труппы цирка уродов.

Версия, представленная в фильме «Мех» — таинственный, притягательный незнакомец в маске – тоже вполне жизнеспособна – почему нет? Иначе действительно трудно объяснить, как застенчивая дамочка из очень приличной еврейской семьи в считанные месяцы превратилась в одного из самых своеобразных фотографов XX века. И сразу и однозначно нашла свою нишу – фрики!

— Фрики — те, кого я часто снимаю. Они были одними из первых моих моделей и остаются ими поныне. Я обожала их. Некоторых люблю и по сей день. Дело в том, что многие из нас идут по жизни, пытаясь избежать травм и потрясений. Фрики рождаются с травмой. Они уже прошли это испытание. Они от рождения аристократы.

Она, конечно, не просто снимала странности и уродства. Она знакомилась и даже умудрялась подружиться со своими моделями. Искала за внешними дефектами величие духа. Заставляла себя полюбить их. И только после этого делала первый кадр, полный диссонанса между стремящимся к глянцевой безупречности миром и небезупречными созданиями, его населяющими.

Эти фотографии пугали. Завораживали. Рассказывали страшную сказку. Намекали на добрый (или недобрый) конец. Они стали целой культурой, которую прямо цитировал Кубрик, снимая «Сияние» с Джеком Николсоном…

И которую, полагаю, не менее прямо цитировал Дэвид Линч в столь же культовом «Твин Пикс» (хотя он в этом, в отличие от Кубрика, не сознавался :)).

Да и технически снимки Арбус были, мягко говоря, своеобразны. Ее любимая камера Rolleiflex – это странный квадратный формат, в который она не трудилась привнести ни перспективу, ни на направление – только жесткий прямой свет «в лоб». В 99 случаях из ста это просто безграмотность. Но у Арбус все это волшебным образом превратилось в стиль, где грубость переплавилась в откровенность.

Закончилась история до обидного обыденно: в 1971 году Диана Арбус покончила с собой, наглотавшись барбитуратов и вскрыв вены. До ее оглушительной посмертной славы на венецианской биеналле оставался еще целый год.

Есть 1 комментарий.

  1. avatar Алиса:

    Аня, спасибо за материал! Посмотрела всевозможные фотографии в сети. С одной стороны здорово и моментами даже почти волшебно, с другой же довольно сложно и неоднозначно. Странное чувство.
    Моя любимая карточка «Мальчик с гранатой» в Нью-Йоркском парке. Она потрясающая!
    И еще, ее взгляд на окружающее, почему-то сплелся у меня с Тулузом Лотреком. Какие-то очень схожие болезненные ощущения, когда смотришь на его картины и ее фотографии. Может мне показалось?

Написать комментарий