Перейти к содержанию
 

Александр Иванов: одна жизнь — одна картина

Портрет А. А. Иванова работы С. П. Постникова

Поздравляем с прошедшим Рождеством и продолжаем говорить о божественном.

А самое большое божественное, что есть в отечественном искусстве, это, пожалуй, картина Александра Андреевича Иванова «Явление Христа народу». Большое в прямом смысле слова – семь с половиной метров на пять с половиной… Давайте рассмотрим эту картину подробнее, тем более что она – фактически готовый учебник академической композиции, что крайне полезно начинающим (и не только) фотографам.

Итак, немного об авторе: Александру Иванову судьба предуготовила участь художника. Он был сыном Андрея Ивановича Иванова, профессора живописи, преподавателя Императорской академии художеств. Он был прогрессивным и свободомыслящим педагогом, а кроме своего сына, к примеру, обучал Карла Брюллова. Сразу после окончания обучения Александр Иванов отправился за границу, будучи стипендиатом Академии. Деньги, надо сказать, были невеликие, а условий, сопровождающих путешествие юного живописца, было множество. В числе наставлений был перечень мест, которые непременно стоит посетить, произведений искусства, которые следует посмотреть, а также мыслей, которые следует при этом думать.

«В Риме  предстоит Вам неисчерпаемый запас учения. Разсматривая многое, обратите внимание на лучшее и существеннейшее в художестве: как-то сочинение, рисунок, освещение, колорит и выражение, сию душу художественных творений, без коего все прочее безжизненно и холодно. Выражение — есть отпечаток не только в лице, но во всем теле чувствований внутренних».

Добросовестно миновав Берлин, Дрезден, Мюнхен, Вену, Милан, Флоренцию и Болонью (где рекомендовалось «насмотреться на лучшие произведения Караччей, Гвида, Доминика и пр.») Иванов приехал в Рим, отчитался перед академией большим картоном с «Сотворения человека» Микеланджело, принялся за написание картин на библейские сюжеты и…

И тут случилось событие, знаковое для всего русского искусства. Карл Брюллов, ученик его отца, представил публике «Последний день Помпеи».

Это было грандиозно, великолепно, это был взрыв! Брюллова хвалили, о Брюллове писали, с ним стремились познакомиться, при удаче – заказать ему портрет.  Конечно, сложно сказать, какое это произвело впечатление на Иванова, но, надо полагать произвело. Он забросил «Аполлона, Гиацинта и Кипариса, занимающихся музыкой и пением»…

… и последующие 20 лет рисовал полотно своей жизни.

Сотни (точнее — 600) эскизов, — их число вполне тянет на самостоятельную музейную экспозицию – и вот, спустя 20 лет картина закончена.

Итак, что мы видим на картине?

Видим мы  Иоанна Креститителя, который во время крещения иудеев узрел и узнал Иисуса Христа. Фигура Иоанна чуть больше, выше, значительнее, чем другие, – это достигнуто не только тем, что Иоанн на переднем плане, но и более объемной светлой одеждой.  Чтобы мы уж совсем не сомневались в том, что смотреть надо в первую очередь на Иоанна, его уравновешивают две композиции из обнаженных людей – вылезающие из воды старец и юноша слева и  явно замерзающая  (после Иордана?) пара справа. Если вы заинтересуетесь группой в полосатых купальниках одетых граждан слева от Иоанна, то это будущие апостолы, но наша психика устроена так, что мы смотрим, прежде всего, на голых.

Иванов 1

Итак, мы точно увидели Иоанна. Естественно, мы следим за его рукой и видим, куда он показывает – на скромную фигуру Спасителя вдалеке. Насколько вдалеке? Чтобы нам было с чем сравнивать, толпа у Иордана растянулась изящной подковой, и можно предположить, что он от нас далек так же, как и крайние всадники.

Христос идет в синем плаще – почти ни у кого больше нет одежды такого цвета. Охра, золото, бирюза – и единственный темно-синий плащ, на молодом человеке который стоит точно под Христом.

Иванов3

Итак, у нас четкая диагональ (юноша, вылезающий из воды, — указующая рука Иоанна Крестителя – Христос), причем это диагональ  слева и снизу направо и наверх, для большинства людей европейской культуры символизирующая движение от прошлого к будущему.

Иванов2

Есть вертикаль – Христос в синем плаще – юноша в синем плаще, голый старик (не в синем плаще, но его спина светлым пятном выделяется на общем фоне). Слева от вертикали две трети кадра картины, справа – одна треть. Ну, и горизонталь: Христос-всадники, отсекающая верхнюю треть картины.

Иванов4

Идеально! Хотите иметь безупречную композицию в кадре – просто делайте также.

Кстати, а что же Иванов, который рисовал эту картину 20 (двадцать!) лет, и только 1857 году (ему уже было за 50) представивший ее, наконец, петербургской публике?

А ничего… В отличие от работы Брюллова, картина была принята довольно прохладно. Надо сказать, что если в первые пять лет работы слухи о грандиозном полотне ходили довольно живо, то к концу об итальянском отшельнике все просто-напросто забыли.

Картину почитали – вы не поверите – недостаточно пафосной. Люди, встречающие Христа, по мнению критиков, могли бы быть потрясены куда как сильнее, а тут ерунда какая-то: кто вытирается, кто вообще спиной сидит.

Спустя год Иванов, выполнивший свое земное предназначение, скончался холеры. Знаменитую картину приобрел император Александр II за 15 тысяч рублей. Для картины построили специальный павильон (не тот,  в котором она находится в Третьяковке сейчас, но нынешний тоже был построен для нее специально, в 1932 году), а эскизы и этюды, выкупленные Третьяковым, поделили между собой Государственный Русский музей и Третьяковская галерея. И только со временем значимость картины, ее новаторский психологизм в сочетании с классической формой мы оценили по достоинству.

Для самых пытливых и любопытных: найдите на картине Гоголя. А он там есть. 🙂

Написать комментарий